Северный Мотылёк
Позволь себе быть собой, а другим быть другими.
У меня на данный момент всего четыре ученика - трое мальчишек восьми лет (занимаемся по два раза в неделю) и она девочка семи лет - встречаемся один раз. До этого были ещё дети разных возрастов и уровней, но сейчас мы с ними не занимаемся: кому-то нужно было подтянуться за лето, кому-то достичь определённой цели - и она была достигнута, - кому-то - помощь в домашних заданиях, поскольку основной педагог в музыкальной школе был не ахти, но теперь они педагога сменили, и я, в общем-то, уже не нужна :)
Больше всего я люблю своих мальчишек. Они все разные, с разным характером и отношением к игре на своём инструменте. Но все способные, с отличным слухом (конечно, требующим развития) и чувством ритма.

Сева не очень ритмичен, не слишком систематичен в занятиях, особенно дома, но у него великолепная память и слух, из-за чего он просто ленится стараться: он может выучить мелодию на уроке и до следующего урока не брать в руки флейту - и сыграть её так же, как мы играли. Поэтому я часто задаю ему самостоятельный разбор произведения, чтобы учился читать ноты. Но пока что из-за своей гениальности и лени он вечно играет восьмые и четверти как одно и то же, и я каждый раз его поправляю. С ним я уже пробовала различные системы ритмического обучения, пока что без толку :). То есть, умом он понимает, что к чему, но на практике пока применить не может. Это ничего - я вижу, что ему просто надо дать сейчас время и побольше таких заданий, чтобы в конце концов он смог установить связь между тем, что он знает и тем, что написано в нотах. Зато он отлично ловит на слух, с этим практически не бывает проблем. Мы часто пишем и играем слуховые диктанты: когда я играю отрывок, а он записывает его нотами или повторяет на своей флейте. Это у него почти всегда получается.
Учитывая его сильные и слабые стороны, я учу его таким образом, чтобы его одарённость не представала перед ним чем-то очевидным (иначе это означало бы, что ему самому не надо ничего делать, чтобы хорошо играть), и в то же время мотивирую его конкурировать с самим собой. Например, он очень любит проверять, как долго он может продержать одну ноту на одном дыхании, а я в это время включаю секундомер. Или я ему задаю что-нибудь простое - гамму какую-нибудь, и велю ему учить сначала в меленном темпе, потом чуть быстрее, потом ещё быстрее - и так до тех пор, пока не будет получаться в нужном темпе. Наконец-то у него будет метроном, и он сможет более эффективно заниматься этим дома!
Сева любит флейту, я бы даже сказала, очень трепетно и нежно любит. Постоянно сочиняет что-то сам. Нередко переживает, если не сыграл что-то идеально, но это носит соревновательный характер - он сыграет ещё и ещё, пока не получится. Уже научился сам себя поправлять. Что нам пока не удаётся - это непрерывная игра без ненужных пауз. Для этого мы учим новогодние песенки под аккомпанемент гитары. Игра совместно с другим инструментом или несколькими - лучший способ научиться играть ритмично и связно, ровно, подряд, без остановок и запинок.

Миша болеет бронхиальной астмой, поэтому родители, последовав совету врачей, решили начать занятия флейтой. Ему и самому такая идея очень понравилась. Дело в том, что занятия на духовых действительно помогают при таких заболеваниях, как астма или муковисцидоз (в Томске у меня была девочка с таким диагнозом), когда в лёгких скапливается большое количество слизи. Когда человек играет на духовых инструментах, он учится дышать полным диафрагмальным дыханием. Это не единственный способ: можно также применять некоторые техники пранаямы. Но для детей, конечно же, веселее и эффективнее игра на музыкальном инструменте. Однако блок-флейта в этом плане наименее эффективна, так как полного вдоха и выдоха при игре не происходит. Самым "воздухозатратным" инструментом я бы назвала поперечную флейту. Затем деревянные и медные: кларнет, саксофон, гобой, фагот, труба, корнет, тромбон и так далее.
Астма представляет из себя недуг, при котором человек может вдыхать, но ему трудно выдохнуть. В психосоматике есть несколько значений этого врождённого заболевания, и оно также может идти из предыдущей жизни. Я интересуюсь всеми аспектами болезни, чтобы понять, что я как педагог могу сделать для ребёнка в этом случае и как именно я должна это делать. Как человек, также имеющий врождённое заболевание (не лёгочного типа), я понимаю таких детей: родители постоянно напоминают им об их болезни, по расписанию дают таблетки и микстуры, и стараются всегда быть рядом на случай приступов, а в рюкзак всегда положат лекарства, если приступ случится без них. Кажется, что это будет продолжаться всю жизнь. И, в зависимости от характера, ребёнок может либо смириться и быть довольным, что его всю жизнь будут окружать заботой, либо взбунтоваться и начать делать что-то, чтобы такое положение вещей изменить. Какой характер у Миши, я пока не разобралась, но мне кажется - ближе ко второму, но не совсем.
Музыкально он также одарён, как и абсолютное большинство детей. У него отличный слух, но чтобы научиться воспроизводить голосом, точно попадая в ноты, надо ещё поработать. Но у него уже это получается. У него хорошее чувство ритма, он способен стучать и считать очень ровно. Но, как и в случае с Севой, Мише пока что сложно быстро ориентироваться среди четвертей и восьмых. Однако мы с ним движемся довольно быстро. У него прекрасный аналитический и математический ум - что просто замечательно в занятиях музыкой, так как она больше чем наполовину состоит из математики. Теорию он усваивает и использует очень быстро и ловко. Понимает всё в два счёта. С игрой возникают проблемы чисто технические - в постановке пальцев и мундштука (имеет привычку засовывать мундштук слишком глубоко в рот, атаку делать горлом и пускать слюни - но это пройдёт, я слежу за этим и регулярно его поправляю).
Миша очень переживает, когда у него что-то не получается сыграть. Часто капризничает, но я уже выше объяснила, почему. Сейчас он находится в стадии наслаждения окружающей его заботой, связанной с его заболеванием, и ему это действительно нужно. Пока он ребёнок, и раз он пришёл в мир вот таким, физически несовершенным, значит, его душе это было очень нужно - чтобы о нём заботились круглые сутки. Но он будущий мужчина и уже сейчас должен начинать развивать волевые качества. Например, сегодня у нас случилась истерика из-за того, что несколько нот в лёгком произведении никак не хотели получаться. Я видела, что он мог их сыграть, но предпочёл дурачиться и притворяться слабеньким - это бывает, и я могу отличить это от моментов, когда ребёнок действительно не понимает или не может. Он очень часто повторяет: "Я не могу!" или "Я никогда не смогу это сыграть!", и даже когда через пару минут он уже это свободно играет, привычка жаловаться на свою безпомощность не пропадает. И я в первую очередь учу его отказаться это этого словосочетания. Когда я впервые пошла в музыкалку (мне было уже 18 лет), мой первый педагог сразу начал отбивать у меня такую же привычку: "Нет такого слова - не могу!" - говорил он, и со временем я отучилась так говорить о чём бы то ни было. Так вот сегодня Миша дошёл до того, что заявил, что вообще не любит флейту и что лучше бы у него было фортепиано, потому что на фортепиано играть легче, а также вешать вину на родителей (к счастью, их не было дома, была только бабушка) за то, что купили флейту, а не фортепиано. Я попыталась мягко выяснить у него, почему он так считает, и не был ли выбор флейты его добровольным желанием? На что он заплакал, а потом стал говорить, что он и хочет, и не хочет играть. На вопрос, знает ли, что именно он хочет и чего именно не хочет играть, он отвечал, что и знает, и не знает. Я не стала навязываться или шантажировать, но предложила ему остаться наедине с собой и подумать хорошенько, что же именно он хочет, и потом рассказать мне, чтобы я знала, как нам проводить уроки. Но он стал плакать опять и не хотел меня выпускать. Я интуитивно определила его манипулятивные действия (неосознанные, конечно) и нарочно вела себя вопреки тому, что он привык ожидать, однако бабушка явно следовала установившемуся сценарию, благодаря чему ребёнок в очередной раз усвоил, что все будут делать так как он хочет, и он может капризничать без объяснений своих желаний и мотивов. Я не вмешиваюсь в дела чужих семей, я наблюдаю со стороны и вижу то, что вижу, но делаю только то, что способна и что мне позволено делать. Наконец мы помирились, и я дала ему для размышлений задание на построение мажорных и минорных гамм - когда он работает мозгами, это получается у него быстрее и легче, и придаёт ему уверенности в себе. В этих случаях он никогда не говорит "не могу". Однако работать с инструментом необходимо - вот здесь и нужна воля. После сегодняшнего урока я всё ещё размышляю над тем, как помочь ему установить этот баланс и прокачать свою волю, которая в конце концов поможет ему стать целостной личностью. Пусть даже зачатки какие-то, но дать ему, пока есть возможность. А ещё я с самого начала вижу, что его инструмент - не флейта. А как раз фортепиано. Но на данном этапе ему нужно заниматься на духовом инструменте.

Лёня из семьи музыкантов, и в этом плане мне всегда немного страшнее работать - всё время кажется, что родители оценивают мою работу, критикуют или даже осуждают. Мама действительно представляется строгой женщиной, но среди педагогов-музыкантов (про остальных не знаю, не ведаю) есть какое-то негласное правило: если с ребёнком работает один педагог, другой педагог, даже если он видит, что первый что-то делает неправильно, даже если он сам является родителем - не вмешивается, не поправляет. Индивидуальные занятия музыкой - это очень тонкие отношения между учителем и учеником, и эту связь как бы запрещено нарушать вмешательством ещё одного учителя (исключениями являются мастер-классы профессионалов высокого уровня). Например, мой томский педагог работает в музыкальном колледже и ежегодно обучает множество детей и взрослых. У него самого дочка, когда подросла, пошла заниматься на флейте в музыкальную школу. Как действительно талантливый педагог, Дмитрий Палыч часто видел, наблюдая за домашними занятиями дочери, что её учительница многое задавала и объясняла неправильно. Но он не имел права вмешиваться в уже установившуюся связь, и не делал этого. Это требует большого терпения и воли. Его дочь выросла и стала виртуозной флейтисткой, лауреатом множества премий и конкурсов. Единственное, что может и должен позволить себе музыкант или педагог-родитель - контролировать, чтобы ребёнок занимался музыкой дома регулярно и выполнял все задания своего педагога. В случае с Лёней пока что имеют место лишь мои некоторые страхи, но они совершенно безпочвенны)
У Лёни также развитый слух, но, по сравнению с двумя другими мальчиками - гораздо более развитое чувство ритма. Я даже склоняюсь к тому, что в итоге он станет играть на ударных, когда подрастёт. Ему присущи старательность и энтузиазм - он сам охотно занимается и тренируется дома. И в отличие от остальных моих учеников как раз уже обладает ярко выраженной силой воли, благодаря которой он способен систематически заниматься, повторяя одно и то же, чтобы достичь результата. Он как раз сам может отрабатывать технику и приёмы игры - это именно то, что быстрее приводит к яркому результату, чем наличие большого таланта. Однако в то же время он бывает ленив на уроках и приходится его расшевеливать. Мы с ним занимаемся всего пару недель, так что я ещё ищу подход к своему новому ученику)

Настя... С ней мне тяжело) Ей едва исполнилось семь, а она уже по горло загружена в школе уроками, а также множеством кружков и секций. Каждый раз, когда мы встречаемся, я обнаруживаю, что у ребёнка просто нет сил ни слушать меня, ни играть самой. То, что у неё с первого раза не получается, она отбрасывает, и мне приходится прилагать усилия, чтобы снова обратить её внимание на предмет изучения. Она часто отвлекается, её внимание рассеяно - это именно из-за усталости и загруженности. Сейчас такой период, когда в её ещё маленький мозг вливается огромное количество информации, и я ясно вижу, что ещё и музыку туда впихнуть чрезвычайно сложно. Я не умею работать с маленькими детьми, с которыми нужно делать акцент на игровом типе обучения, нежели на техническом и теоретическом. А ей помогло бы только это, если ей действительно нравится инструмент (в чём я сомневаюсь). Мы играли и пытались учить знакомые песни, но без систематических занятий дома мои уроки теряют смысл: у нас каждый раз как первый раз, всё всегда сначала, мы не двигаемся вперёд. А заниматься дома ей просто некогда и нет охоты прилагать усилия, чтобы учиться играть. Мы учимся уже около месяца, но у неё до сих пор плохо работают пальцы обеих рук - в то время как аппликатурная постановка занимает у меня в среднем от одного до четырёх уроков. Здесь всё дело также в возрасте - я признаю, что с человечком более младшего возраста в этом случая я просто не знаю, как работать.Ищу способы. Последний урок был более продуктивен, так как она была менее уставшей. Мне пока что остаётся лишь набраться терпения и проявлять находчивость.

Все мои ученики появляются у меня не просто так. Каждый из них также учит чему-то меня. И я очень благодарна Мирозданию за то, что организует встречи с ними и даёт мне многое понять, даёт безценный опыт. Кроме того я постепенно понимаю, что это помогает мне лучше понимать разных детей, ведь однажды у меня появятся свои, и я уже многое буду знать и уметь и мы с мужем сумеем правильно их воспитывать, прививать лучшие качества, развивать их собственные таланты, помогать им определиться в жизни.

@темы: Другие люди – другие миры, Размышляю, Флейта