Северный Мотылёк
Позволь себе быть собой, а другим быть другими.
Глава вторая.
Настоящие друзья.



С тех пор, как у Алисы появился новый смартфон, она завела несколько аккаунтов в популярных соцсетях, и стала беспрерывно фотографировать и снимать видео – это была её страсть, её любимое увлечение с ранних лет. Даже на самый первый в её жизни плёночный фотоппарат, который подарил ей дедушка на десятилетие, она умудрялась делать необычные и оригинальные снимки. Несмотря на то, что эпоха плёночных камер уже давно отгремела, она радовалась своему первому фотоаппарату, который, совершенно новый, ни разу не использованный, лежал у дедушки несколько лет на антресолях, и он лишь случайно нашёл его, когда решил разобрать коробки, и тогда же отложил, чтобы подарить любимой внучке.
Ещё девчонкой Алиса любила попадать в неприятности и искать приключения – как и самые популярные её тёзки в литературном мире: Алиса Льюиса Кэролла и Алиса Кира Булычёва. Вместе со своим фотоаппаратом она залезала на самые неприступные возвышенности, влезала в самые непролазные чащобы, забиралась в закрытые зоны и получала потом за всё это от родителей по полной. И не шибко радовали их столь редкие и сложные кадры, которые потом приносила домой Алиса, возвращаясь из центра печати; гораздо больше они негодовали из-за испачканной, порванной и не подлежащей восстановлению одежды. В пачке фотографий можно было найти и волшебные пейзажи, и таинственные артефакты, и портреты никому незнакомых людей, которых Алиса беззастенчиво щёлкала на улице. Из этих фотокарточек можно было составлять целые истории. Что и делала Алиса, заводя новые и новые альбомы, и аккуратно и точно заполняя их фотографиями в правильном порядке. Казалось, она одна видела в этих снимках то, чего не мог увидеть тот, кого не было в этих местах, кто не видел всего своими глазами. Лишь она знала, что происходило там на самом деле. И честно хранила тайну.
Вот эта тень на стене, похожая на зайчика на задних лапках – она на самом деле принадлежала зайчику. Алиса знала это, но никому не говорила. А вот эти двое, выразительно глядящие друг на друга – Тёмный и Светлый Волшебники, у них давние счёты. Алиса сама видела, как Тёмный Волшебник щёлкнул пальцами – и в тот же миг Светлый споткнулся и чуть не упал на асфальт. Он обернулся, придерживая шляпу, их взгляды встретились, и Алиса сумела сфотографировать их в этот момент. Но когда Алиса стала подрастать, и её новые друзья спрашивали, зачем ей фотографии стен и незнакомых людей, она не знала, что ответить, и постепенно как будто забывала, что именно она хотела тогда запечатлеть. Так часто бывает, когда мы взрослеем.

Алиса уже была практически взрослой – ей месяц назад исполнилось 17 лет. Но искать приключения ей не надоедало, а даже наоборот – если ничего не случалось, она начинала скучать. А скучать она не любила больше всего на свете. Друзья, с которыми она общалась и часто гуляла, были такие же, но всё-таки разные. Анджей был парень ловкий и яркий, гонял на скейте. Антон постигал глубины собственного сознания, медитируя, выходя из тела и читая Кастанеду. Веста и Виталик (сестра и брат) были так называемые «сталкеры» - они ходили в запрещённые, заброшенные места в городе и собирали там артефакты (и брали с собой Алису в качестве фотографа), а ещё каждое лето отправлялись волонтёрами на археологические раскопки. А лучшая подруга Алисы Геля увлекалась психологией, готовилась поступать на психолога, и была влюблена в Антона, о чём тот, увлечённый астральными путешествиями, и не догадывался. Вот такой вот необычной компанией они регулярно собирались в течение последних трёх лет. А в этом году им всем предстояло разъехаться по разным местам, поступать в ВУЗы своей мечты. Каждый из них уже знал, чем будет заниматься, кроме, пожалуй, Антона, – ведь дипломов по погружению в подсознание не дают ни в одном ВУЗе этой планеты. Он лишь отвечал на вопросы друзей что-то про Гималаи, пещеры и йогов, и кажется, собирался уезжать туда на неопределённый срок. И это наполняло сердце Гели тоской предстоящей разлуки.

Алиса застала Гелю на качелях во дворе её дома. Девушка в лёгкой светло-розовой юбке и бежевом кардигане с рукавами, почти закрывающими длинные изящные пальчики с розовыми ноготками, сидела на качелях, меланхолично раскачиваясь с небольшой амплитудой, глядя прямо перед собой – или внутрь себя. Алиса чуть ускорила шаг, нарочито подпрыгивая, и в рюкзачке зашуршали конфеты и печеньки, принесённые в гости к чаю. Геля увидела подругу и улыбнулась ей.
- Ты не мёрзнешь так? – спросила Алиса, подходя к качелям. На дворе было начало мая, но без куртки выходить было ещё холодно.
- Я недавно сижу, - успокаивающе ответила Геля.
Они обнялись, и когда рукой Алиса скользнула по руке подруги, то поняла, что Геля сидела так уже продолжительное время – пальцы были холодные.
- Пойдём в дом, я заварю чай.
В доме Алиса поздоровалась с родителями Гели, и подруги отправились на кухню. Алиса видела уже не первый день, что подруга грустит, но не знала, чем и как её подбодрить, и не придумала ничего лучше, как заходить почаще в гости и болтать обо всём на свете. Выспросить о её мыслях она всё как-то не решалась, всё казалось, что время само придёт, и Геля ей расскажет. И как раз сегодня это время пришло.
- Ты будешь скучать по нам, когда мы все разъедемся? – вдруг задумчиво спросила Геля, наливая заварку в чашки.
Алиса взяла чашку, пожала плечами и ответила:
- Ну разумеется! Уверена, все будут друг по другу скучать.
- Ты не боишься, что пройдёт год, мы встретимся снова, и вдруг поймём, что у каждого теперь свои дела, своя учёба, компания там, а здесь между нами уже ничего не будет, как раньше?
- Как только тебе такие мысли в голову приходят? – искренне изумилась Алиса. – Я даже представить себе такого не пробовала, а ты уже формулируешь как неизбежность.
Геля пожала плечами, и, глядя в окно, произнесла:
- Когда мой брат вернулся из армии, он перестал встречаться со старыми друзьями, а потом собрал вещи и уехал в другой город работать. Говорил, что перестал любить то, чем занимался раньше, а те старые друзья продолжали гулять и обсуждать то же, что два года назад. Ему просто стало скучно, и он уехал.
- Почему ты думаешь, что с нами произойдёт то же? – уже начинала сердиться Алиса. – У твоего брата, значит, были не настоящие друзья, раз они не смогли найти общий язык. Или он сам зазнался, - буркнула она и отхлебнула из чашки.
- А как отличить настоящих друзей от ненастоящих? – спросила Геля и наконец повернула голову к подруге, посмотрев ей в глаза.
Алиса поставила и отодвинула чашку, наклонилась через стол и серьёзно глядя в глаза Геле сказала:
- Проверить.
- Проверить? – Геля почему-то удивилась, она не ожидала такого ответа.
- «Если друг оказался вдруг, и не друг и не враг, а так…» - пропела Алиса.
Геля смутилась. Идея проверять друзей ей в голову не приходила, и она начала осознавать нелепость своих вопросов.
- Лично я уже давно убедилась, что мы все друг другу настоящие, - сказала Алиса, садясь на своё место и снова отпив из чашки ароматный чай. – Помнишь, когда Веста с Виталей пригласили всех на раскопки? Помнишь дорогу, дождь, машина застряла? Джей тогда первым вышел машину толкать, а ребята следом. Никто не остался сидеть и ждать, когда кто-то другой всё сделает. Какие-то не наши парни некоторые просто сидели. Помнишь, как мы откопали тот череп здоровый? Я только решила его сфоткать, а руководитель выхватил мою камеру – и об камни. Я тогда разревелась, потому что камера – это моё всё. Ты что, сволочь, делаешь?! – кричу ему. Прибежали ребята, заступились, и нас выгнали из лагеря. И Веста с Виталей – фанаты археологии, - никому из нас слова не сказали, наоборот, сами злились на руководство за то, что такие находки обратно в землю закапывают, и конечно за то, что мою камеру разбил. И вы все – ты ведь тоже! – скинулись мне на новую, не прошло и месяца. И вспомни тайны, которые мы доверяли только друг другу, нашему кругу. О том, что Антон курил дурь, знали только мы, и мы же помогли ему перестать это делать. Когда Джей пропал из дома, и даже родители не знали, что с ним, он вернулся и только нам рассказал, что было с ним на самом деле. Родителям наврал такое, чтобы было правдоподобно и чтобы они не волновались. Гель, я прекрасно помню все эти случаи и множество других. У меня нет никаких сомнений насчёт того, настоящие друзья мы или нет. Почему же они есть у тебя? – с грустью в голосе спросила Алиса.
Геля грустно улыбнулась сама себе, отпила из чашки, держа её двумя руками:
- Не знаю. Может быть, мне просто хотелось, чтобы ты мне всё это напомнила.
- Ты ж психолог, не поддавайся унынию! Ты знаешь что это всё, как сказал бы Антон – ловушки ума. Просто всё то время, что мы ещё будем вместе до отъезда, - давай наполнять счастливыми событиями, чтобы потом целый год вспоминать с теплотой, и следующим летом встретиться так, словно и не расставались?
И хотя Алиса говорила это с горячим энтузиазмом, Геля наоборот стала её грустнее, и как-то уже непонятно было, чем ещё её взбодрить. Наконец Алиса поняла, что надо спросить самой, и уже набрала грудь воздуха, как подруга сказала сама:
- Антон не приедет через год.
Алиса мысленно стукнула себя по лбу – ну конечно! Вот в чём было дело! Антон, если конечно говорил серьёзно, собирался пойти в ученики к тибетским монахам или йогам, провести в монастырях, горах и пещерах несколько лет, достичь просветления и лишь затем определяться, чем заниматься дальше.
- А может он не поедет? – осторожно спросила Алиса, коснувшись руки подруги. Антон много и интересно говорил, но не всегда был верен своему слову. Никто за это на него обид не держал – все воспринимали его таким, какой он есть.
- Поедет. Я чувствую.
- Как чувствуешь?
- Просто. Чувствую.
- Тогда тем более,- сказала Алиса убеждённо, - Лови каждый день, каждый момент, чтобы быть с ним сейчас.
- Но он же…
- Любит бывать один? Ничего, это его проблемы до тех пор, пока ты не уедешь учиться. Когда уедешь, будет один, сколько ему захочется.
- Но ведь это не так просто…
- Но ведь ты психолог!
- Ещё не психолог! – Геля тоже повысила голос.
- Тем более! – Алиса встала из-за стола. Геля следом. – Скажи, что ты хочешь изучать подсознание, парапсихологию, сны, астрал и всё такое. Он кажется, ни о чём другом говорить больше не способен. А эти темы перемежаются с классической психологией! Действуй, лови свой шанс!
Геля смотрела на подругу уже немного испуганно и взволнованно. Решение терзавшей её сердечко проблемы казалось таким простым, но так страшно было осмелиться!
- Я тебе помогу! – уверенно сказала Алиса.

@темы: Написала, Дорога домой